felshtinsky (felshtinsky) wrote,
felshtinsky
felshtinsky

Category:

Интервью о Б. Березовском "Московскому комсомольцу", часть третья

Интервью МК о Б. Березовском, часть третья

... первая часть интервью
... вторая часть интервью
35. Какие отношения были у Березовского с Абрамовичем (до суда, естественно)? Они дружили? Как Борис Абрамович отзывался о Романе Аркадьевиче? Что их связывало, помимо бизнеса, какие-то личные симпатии были?

Абрамовича я не видел ни разу в жизни. Ни в «доме приемов» ЛогоВАЗа, ни на встречах Бориса, ни на днях рождения. Из этого следует сделать вывод, что в отношениях Бориса и Романа не все было просто и что иерархически Роман никогда не считал себя человеком, стоящим ниже Бориса. Сам Борис говорил, что Роман талантливый бизнесмен и менеджер, но что ему мешает его провинциальность и местечковость и не хватает образования. При этом на мой вопрос, кто в их группе генерирует идеи, Борис назвал среди других и Абрамовича. Но если про Бадри можно было сказать, что они с Борисом друзья и партнеры, то по отсутствующим личным отношениям Березовского и Абрамовича можно было скорее прийти к выводу, что они в лучшем случае единомышленники, а в худшем – соперники.
Однако у Абрамовича было очень много полезных для дела качеств. Как-то мы летели с Борисом в Ниццу в его самолете, вдвоем, и Борис сказал:
– Знаешь, мы, кажется, нашли человека, которого будем делать президентом. Ты и не слышал о нем, небось. Путин. Знаешь, мне наши поручили с ним подружиться. Я попробовал, и не могу – мне с ним скучно. Не могу себя заставить. Вот Рома в этом смысле абсолютно незаменим. Ему скажешь: «Рома, нужно, чтобы этот человек был наш!» И вот он прилипнет к тебе, возьмет тебя за руку, будет твою руку нежно гладить и преданно смотреть тебе в глаза, как собака, и выполнять любое твое желание. И так две недели. И через две недели ты поймешь, что ты – его, весь – его».
Понятное дело, что «наши» это Абрамович, Юмашев, Волошин и что, рассказывая эту историю за столиком в своем самолете, Борис взял мою руку, благо я сидел напротив, и нежно ее гладил и преданно смотрел мне в глаза, «как собака», а я давился от смеха.

36. После суда Березовский с Абрамовичем расстались врагами? Они общались? Или все! На теплых отношениях была поставлена точка?

Я не уверен, что отношения с Романом у Бориса когда-либо были доверительными. Борис по своей наивности и из-за патологического непонимания им людей мог, конечно, считать, что Роман его друг. Но то, что Роман никогда не считал Бориса своим другом – это абсолютно точно. Абрамович всегда относился к Березовскому с настороженностью, а с какого-то момента – уже в 1999 году – Борис стал и для Абрамовича, и для Волошина обузой и помехой. Общаться они перестали задолго до начала суда и даже задолго до продажи Березовским и Патаркацишвили пакета акций Сибнефти Абрамовичу. Когда же о продаже этого пакета наконец договорились, передачу акций осуществлял Бадри. Борис с Романом уже не встречались.

37. Говорят, решение судьи его и подкосило. Он практически не выходил на улицу, не сидел больше в ресторанах, стал больше курить, замкнулся. Так оно и было?

Я не встречался с Борисом после того, как он потерпел поражение в суде с Абрамовичем. То, что он не может выиграть этот иск, было очевидно. Извечный оптимист Борис, разумеется, верил в победу. Однако здравый смысл подсказывал, что в лучшем случае его признают партнером, но дополнительных денег все равно не заплатят. В 2012 г. я отредактировал и издал в Москве в издательстве «Рид Групп» книгу «Вердикт: Борис Березовский против олигархов» – материалы судебного дела Березовского против Михаила Фридмана (это дело Борис выиграл). Поэтому во время и после окончания суда с Абрамовичем я неоднократно обращался к Борису с просьбой переслать мне материалы нового судебного дела для издания книги «Вердикт-2». Он отказывался. Сначала под тем предлогом, что нужно дождаться окончания дела (в принципе, он был прав). Затем, когда уже после проигрыша я снова запросил у него документы, он написал, что – позже, сейчас все слишком больно. Поражение в битве с Абрамовичем на территории Британской империи он действительно воспринял очень болезненно. Но так как я с ним уже не виделся, я ничего не знаю о том, стал ли он больше курить и меньше ходить по ресторанам.

38. Что для Березовского значили деньги? Мог он уйти из жизни из-за потери миллионов?

Здесь надо уточнить, что речь шла не о больших деньгах. Речь шла об очень больших деньгах. Речь шла о сотнях миллионов. Но, как я уже сказал, деньги эти Борис потерял в феврале 2008 года, так что если и кончать с собой из-за денег, то в 2008 году. Березовский же все постепенно стал продавать, но вешаться – не вешался. Я не могу представить себе Бориса, кончающего с собой из-за денег. Не вижу я этого. Тогда уже вопрос нужно ставить иначе: Березовский из-за потери денег мог впасть в депрессию, а депрессия могла привести к самоубийству. Тогда это уже исключительно медицинский вопрос. Я не медик, и медицинская сторона дела мне неизвестна.

39. Он был простым в общении или проскальзывало «кто вы и кто я»?

В общении Борис был демократом. В политике – не был. А в общении – был. Я обратил внимание на то, что он умел разговаривать с собеседником на его языке. Ну, скажем так, с Анатолием Быковым он разговаривал на языке Быкова, а с Василием Аксеновым – на языке Аксенова. Это было интересное качество. Я думаю, что это Березовскому очень помогало перетягивать собеседника на свою сторону, так как Борис сразу же становился «своим», и было ощущение, что ты давно с ним знаком. Кроме того, Березовский не был важным. Чопорности и ханжества в нем не было. Он мог разговаривать мягко или жестко, в зависимости от ситуации. Но он никогда не приказывал, он старался убедить и уговорить.
Однажды «Коммерсант» напечатал статью против кого-то – не против Березовского, разумеется, – но Борис этой статьей был совершенно взбешен, потому что считал (уж не знаю, правильно или нет), что это была чья-то «разводка». Он позвонил в редакцию – Васильеву, наверное, главному редактору, – и вместо ожидаемой мною фразы: «Я тебя уволю», сказал совсем иначе: «Если это еще раз повторится, у "Коммерсанта" будет другой хозяин». Я, конечно, поразился такой либеральной постановке вопроса: вместо угрозы уволить прозвучала угроза продать газету.

40. Правда ли, что он не разбирался в людях? И многие, кого он считал друзьями, от него отвернулись в последнее время. Березовский рассказывал об этом?

Я думаю, что первым заставил Березовского сформулировать тезис о том, что он не разбирается в людях. До какого-то момента Борису и не нужно было в них разбираться, тем более что сам он относился к типу людей, которые на ненужные вещи времени и сил не тратили. Березовский был абсолютно аморален. Я об этом пишу даже не в осуждающем смысле, а для констатации физиологической особенности типа личности. Если бы можно было измерять аморальность людей и понадобилось бы ввести единицу аморальности, она называлась бы «один баб» или «один бер», и я сильно сомневаюсь, что нашлось бы много людей, которые бы дотягивали до единицы. Для Березовского само понятие морали отсутствовало. Он просто не знал и не понимал, что это такое, что должен и может испытывать человек, совершивший аморальный поступок (повторяю, что понятия такого Борис не знал).
Соответственно, в связи с отсутствием у Бориса морали у него не возникало необходимости делить людей на плохих и хороших. Практический расчет был понятен. Пока Борис был с властью и при деньгах, и хорошие люди, и подлецы, работали на него достаточно эффективно, причем, подозреваю, что Борис больше ценил подлецов – не за то, что они подлецы, а потому что они лучше работу делали. Им не мешали моральные соображения, которые мешали порядочным людям.
Мы куда-то летели, снова вдвоем. Я спросил: «Почему вас так часто предают люди, которых вы считали своими друзьями?» Ну, имелись в виду два вполне конкретных человека – Волошин и Путин. «Деньги,– ответил Борис и уточнил: – Очень большие деньги!» Но я подумал, что деньги, конечно, не главное. Главным было то, что понятие предательства возникло у Бориса только тогда, когда стали предавать его самого. (И еще большой вопрос, кто кого предал: с точки зрения Путина и Волошина предателем был как раз Березовский.)
Мне кажется, что до того нашего разговора Борис про предательство никогда не думал, и это понятие отсутствовало у него точно так же, как нравственность и мораль. Тут-то он и сказал мне, что вообще не разбирается в людях, приведя в пример Путина и Волошина. А дальше эта фраза – о том, что он в людях не разбирается – всплывала неоднократно во многих интервью Березовского. Когда же всерьез потребовалось начинать разбираться в людях, было уже поздно. Для этого нужны были органы, которые у Бориса давно атрофировались.

41. Он умел любить (женщин, друзей)?

Была такая забавная история. Мы прилетели как-то вдвоем в Грузию к Бадри. У Бадри тогда были определенные проблемы с грузинской властью, и он не то, чтобы скрывался, но как-то тихо сидел на какой-то даче, недалеко от Тбилиси. Бадри нас очень тепло принял. Бадри вообще был очень гостеприимным, в восточном, грузинском стиле. Кухня была обильная грузинская, основным блюдом был горный козленок, отваренный в молоке, с мамалыгой. Потом был какой-то короткий деловой разговор, ради которого, наверное, Борис и летел. Потом поговорили о политике. Потом как-то неожиданно Борис спросил: «Бадри, скажи, как ты считаешь, что такое любовь?» Я думал, что Бадри, которого этот вопрос застал врасплох, будет долго думать. Но к моему удивлению, Бадри сформулировал быстро: «Любовь это высшая степень проявления эгоизма». Борису это определение очень понравилось, и он, посчитав, что Бадри этот текст никогда не понадобится, так как он интервью не дает, решил его себе присвоить, но поэтапно. В первом интервью он сказал, что сформулировал для себя это понятие (любовь – высшая степень проявления эгоизма) «с помощью друзей». В последующих интервью он уже говорил о том, что сам пришел к этой формуле. Бадри он ни разу в связи с этим определением не упомянул.
Борис любил многое и многих, в том числе и женщин. И всерьез объяснял мне, что есть люди, влюбляющиеся раз в жизни, есть – два, пять... А есть и те, которые могут влюбляться 1000 раз и так же сильно, как и те, которые влюбляются раз в жизни. Он где-то вычитал, что любовь – это химия в организме человека, т.е. когда человек влюбляется, то происходит выделение какого-то химического вещества. У одних этого вещества в организме мало, у других – много. У Бориса в организме этого вещества было очень много. Может и так. Я не химик.

42. Были люди, которые искренне его любили, а не из-за денег? Женщины такие были?

Конечно, были. Мама, например. Я уверен, что первая жена Бориса любила его безотносительно отсутствия или наличия денег. А дальше – дальше трудно судить, потому что деньги уже присутствовали, и отделить Бориса от них и провести чистый эксперимент было невозможно. Были люди, друзья, которые Бориса любили искренне. Мне сложно называть фамилии, просто потому, что я всех не знаю, а из тех, кого знаю, многих не знаю достаточно хорошо. Я назову одну фамилию, человека, к которому сам отношусь очень хорошо и про которого точно знаю, что он любил Бориса не из-за денег и не за деньги – Юлий Дубов. Повторяю, круг этих людей не ограничивается Дубовым. Этот круг, может быть, небольшой, но он есть и всегда был.

43. По натуре Березовский – авантюрист. Он был самоуверенным человеком. Может, в последнее время понял, что устал от такой жизни, исчерпал человеческий ресурс?

Я готов поверить, что Березовский, как вы говорите, «устал от такой жизни» и «исчерпал человеческий ресурс». Но ведь это могло бы относиться к стандартному хорошему человеку. Березовский хорошим не был. Вот подумайте сами: Троцкий мог бы покончить с собой и сделать такой подарок своему врагу Сталину, с которым он боролся последние годы жизни? Нет, не мог. Не за что было делать Сталину такой подарок. Мне кажется, что Березовский не мог бы покончить с собой хотя бы потому, что понимал, что этим сделает неоценимый подарок многочисленным своим врагам, соперникам, противникам, которые много-много лет мечтали о его смерти. Прав или не прав был в своей позиции и деятельности Березовский – отдельный и сложный вопрос. В чем-то был прав, в чем-то нет. Но именно потому, что в чем-то он был не прав – а кто-то скажет, что он был всегда и во всем не прав – добровольный уход из жизни был бы поступком благородного раскаявшегося человека. Благородным человеком Березовский точно не был, и раскаяться он, конечно же, не мог (хотя публично призывал других и себя к покаянию).

Юрий Фельштинский, Бостон, 23 апреля 2013 г.


Юрий Фельштинский
30 мая 2013 г.
Бостон
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments